Постановление Конституционного суда Республики Марий Эл от 2 декабря 2016 года

по делу о проверке соответствия Конституции Республики
Марий Эл части второй статьи 10 Закона Республики Марий Эл
от 11 марта 1997 года № 14-З «О Конституционном суде Республики Марий Эл» в связи с запросом депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл В.А.Кривоша

Конституционный суд Республики Марий Эл в составе председательствующего А.М.Баранова, судей А.В.Бабина, С.В.Масловой, Г.А.Михопаркина,

с участием представителя Государственного Собрания Республики Марий Эл Е.А.Жегаловой, представителя Главы Республики
Марий Эл И.Н.Шемахина, представителя прокурора Республики Марий Эл А.А.Назарова,

руководствуясь статьей 95 Конституции Республики Марий Эл, пунктом 1 части первой статьи 3, статьями 34, 70, 82 и 83 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл», рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке соответствия Конституции Республики Марий Эл части второй статьи 10 Закона Республики
Марий Эл от 11 марта 1997 года № 14-З «О Конституционном суде Республики Марий Эл».

Поводом к рассмотрению дела явилось обращение в форме запроса депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл В.А.Кривоша о соответствии Конституции Республики Марий Эл указанного положения республиканского нормативного правового акта. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Республики Марий Эл оспариваемое в запросе законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Г.А.Михопаркина, объяснения сторон, выступление представителя прокурора Республики Марий Эл А.А.Назарова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Марий Эл

у с т а н о в и л:

1. Закон Республики Марий Эл от 11 марта 1997 года № 14-З
«О Конституционном суде Республики Марий Эл» (действующий в редакции Закона Республики Марий Эл от 23 октября 2013 года № 37-З), текст которого официально опубликован в газете «Марийская правда» от 19 марта 1997 года № 51, в «Собрании законодательства Республики Марий Эл»
22 апреля 1997 года (1997, № 4, ст. 149), принятый Государственным Собранием Республики Марий Эл в пределах полномочий, принадлежащих ему в силу федерального законодательства и Конституции Республики Марий Эл (часть 2 статьи 73, часть 7 статьи 95), регулирует правовой статус суда, его полномочия, организационную структуру, статус судей, процессуальные особенности рассмотрения дел.

Согласно части второй статьи 10 закона судья Конституционного суда Республики Марий Эл приносит присягу следующего содержания: «Клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности судьи Конституционного суда Республики Марий Эл, подчиняясь при этом Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Марий Эл, закону, ничему и никому более».

Конституционность названного законоположения оспаривается в запросе депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл
В.А.Кривоша. По мнению заявителя, норма, обязывающая судей Конституционного суда Республики Марий Эл подчиняться, помимо Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Марий Эл, еще и закону, порождает неопределенность в понимании оспариваемого законоположения, поскольку, допуская возможность его расширительного толкования, противоречит компетенции Конституционного суда Республики Марий Эл по проверке конституционности законов республики, нарушает принцип конституционного правосудия о независимости суда и судей и может стать основанием для исключения законов Республики Марий Эл из числа объектов конституционного контроля и тем самым не соответствует Конституции Республики Марий Эл, ее статьям 4 (часть 1), 95 (пункт «а» части 3 и часть 4).

Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу является нормативное положение, содержащееся в части второй статьи 10 Закона Республики Марий Эл от 11 марта 1997 года № 14-З «О Конституционном суде Республики Марий Эл», предполагающее принесение судьей Конституционного суда Республики Марий Эл присяги, содержащей указание на подчинение судьи закону наряду с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Марий Эл.

Как следует из статей 70, 80 и 81 Закона Республики Марий Эл
«О Конституционном суде Республики Марий Эл» Конституционный суд Республики Марий Эл проверяет конституционность перечисленных
в статье 3 настоящего закона нормативных правовых актов Республики Марий Эл в порядке абстрактного нормоконтроля, в том числе в случаях, когда заявитель считает их не подлежащими действию из-за неконституционности, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого нормативного правового акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов. Конституционный суд Республики Марий Эл принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части нормативного правового акта, конституционность которого подвергается сомнению. При этом суд не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, а судебная система устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом
(статья 118).

В развитие этих конституционных положений федеральным законодателем принят Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее – Федеральный конституционный закон), который определил судебную систему, состоящую из федеральных судов, конституционных (уставных) судов и мировых судей субъектов Российской Федерации. Ее единство обеспечивается путем применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации (статьи 3 и 4).

В силу положений части первой статьи 5 Федерального конституционного закона и пункта 4 статьи 1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-I «О статусе судей Российской Федерации» суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону. В соответствии с нормативными положениями вышеуказанных законов все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией. Особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами, а в случаях, ими предусмотренных, также и законами субъектов Российской Федерации (статья 12 Федерального конституционного закона, статья 2 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»).

В Республике Марий Эл наряду с иными судами осуществляет судебную власть Конституционный суд в пределах полномочий, предоставленных ему Конституцией Республики Марий Эл и Законом Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл». Конституционный суд Республики Марий Эл согласно нормам Федерального конституционного закона входит в единую судебную систему Российской Федерации и является судом субъекта Российской Федерации – Республики Марий Эл.

Основы компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации определяются Федеральным конституционным законом. Так, частью 1 статьи 27 данного закона установлено, что конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации. При этом конституционный (уставной) суд субъекта Российской Федерации рассматривает отнесенные к его компетенции вопросы в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации (часть 3 статьи 27). Приведенным нормам Федерального конституционного закона корреспондируют положения статьи 95 Конституции Республики Марий Эл.

Практикой Конституционного Суда Российской Федерации сформулированы дополнительные критерии по вопросам компетенции органов конституционной (уставной) юстиции субъектов Российской Федерации. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 4 апреля 2002 года № 8-П, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (пункт 3 статьи 5, пункты 1 и 2 статьи 6 и статья 27) исходит из общей для всех судов, включая конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, обязанности признавать не подлежащими применению нормативные акты субъектов Российской Федерации, которые противоречат актам, имеющим большую юридическую силу. В своем Постановлении от 11 апреля 2000 года № 6-П Конституционный Суд Российской Федерации также указал, что органы конституционного судебного контроля субъектов Российской Федерации могут быть наделены полномочиями по проверке соответствия федеральному закону законов субъектов Российской Федерации.

3. Правосудие, как содержание и способ реализации судебной власти, является видом государственно-властной деятельности, направленной на установление прав, обязанностей и правовых последствий для субъектов, вовлеченных в судебный процесс в качестве стороны, на основе применения закона (в широком смысле – и Конституции Российской Федерации, и основанных на ее положениях законах различного уровня и подзаконных нормативных правовых актах). То есть, судебная власть, как государственная функция, в числе иных присущих ей свойств, обладает свойством законности – реализации властных полномочий на основе закона. Законность судебной власти находит свое выражение в том, что суды и судьи действуют в точном соответствии с законом и не вправе в своей деятельности отступать от его требований, например по мотиву целесообразности или с учетом особенностей конкретного дела.

Обязанности по защите Конституции Российской Федерации возлагаются как на Российскую Федерацию, так и на ее субъекты. По предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, в случае же противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон
(части 1 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации). Следовательно  конституционно обусловлена необходимость согласованной деятельности Российской Федерации и ее субъектов, направленной на защиту конституционного строя, одним из элементов которой является реализация принципа законности в деятельности органов государственной власти всех уровней. Это требует от органов государственной власти субъектов Российской Федерации соблюдения не только Конституции Российской Федерации и основных законов субъектов Федерации, но и федеральных законов, и принятых в их соответствие законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, что обеспечивается, в том числе мерами конституционного судебного контроля.

Из изложенного следует, что верховенство федеральных законов и соответствие законодательства субъектов Российской Федерации федеральному законодательству образуют одну из основ конституционного строя, что прямо предусмотрено частью 2 статьи 4 Конституции Российской Федерации и частями 1 и 3 статьи 7 Конституции Республики Марий Эл. Это означает, что судьи Конституционного суда Республики Марий Эл при реализации своих полномочий несут общую для всех судей обязанность признавать не подлежащими применению нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые противоречат актам, имеющим большую юридическую силу.

Конституционный суд Республики Марий Эл, являясь органом судебного конституционного контроля субъекта Российской Федерации, при осуществлении правосудия не может не испытывать рисков воздействия со стороны органов публичной власти, организаций и граждан, обладающих достаточными для осуществления такого воздействия средствами. Это предопределяет необходимость создания особых правил, обеспечивающих независимость суда.

Составной частью такого механизма является реализация принципа законности в деятельности суда и судей. В Конституции Республики
Марий Эл этот принцип в общем смысле закреплен в ее статье 7 (часть 3), которой установлена обязанность органов публичной власти и их должностных лиц соблюдать Конституцию Российской Федерации, Конституцию Республики Марий Эл, законы Российской Федерации и Республики Марий Эл, а также в статье 88 (часть 1), согласно которой судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации, федеральным законам, а также Конституции Республики Марий Эл и законам Республики Марий Эл, принятым по предметам ведения Республики
Марий Эл. Корреспондирующие приведенному конституционному предписанию положения содержатся в международно-правовых актах, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации, в том числе в Основных принципах независимости судебных органов (одобрены резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 года и 40/146 от 13 декабря 1985 года). Согласно пункту 2 международно-правового акта судебные органы решают переданные им дела беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом. То есть, независимость судей возможна при условии подчинения их только закону. Иное способно породить произвол при осуществлении правосудия.

Применительно к Конституционному суду Республики Марий Эл это означает, что деятельность судей по применению норм права должна быть основана на Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Марий Эл, федеральных законах и соответствующих им законах Республики Марий Эл, кроме тех законов или их отдельных положений, которые являются предметом рассмотрения Конституционного суда Республики Марий Эл.

Таким образом, наличие в присяге судьи Конституционного суда Республики Марий Эл указания на подчинение судьи, наряду с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Марий Эл, закону не нарушает принцип независимости судей Конституционного суда Республики Марий Эл и не является основанием для исключения законов Республики Марий Эл из числа объектов судебного конституционного контроля суда, полностью соответствует Конституции Республики Марий Эл, ее нормативным установлениям, сформулированным в статьях 4 (часть 1), 7, 88 и 95 (пункт «а» части 3 и часть 4).

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 68, 69, 70, 71, 75 и 83 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл», Конституционный суд Республики Марий Эл

п о с т а н о в и л:

1.  Признать часть вторую статьи 10 Закона Республики
Марий Эл от 11 марта 1997 года № 14-З «О Конституционном суде Республики Марий Эл» соответствующей Конституции Республики
Марий Эл в той мере, в какой она предусматривает принесение судьей Конституционного суда Республики Марий Эл присяги, содержащей указание на подчинение судьи закону, наряду с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Марий Эл.

2.  Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

3.  Копию настоящего Постановления направить депутату Государственного Собрания Республики Марий Эл В.А.Кривошу,
в Государственное Собрание Республики Марий Эл, Главе Республики
Марий Эл.

4.  Согласно статье 74 Закона Республики Марий Эл
«О Конституционном суде Республики Марий Эл» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Марий Эл.

Конституционный суд    Республики Марий Эл

Комментарии запрещены.