Определение Конституционного суда Республики Марий Эл от 03 августа 2010 года

о разъяснении Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл по делу о проверке соответствия Конституции Республики Марий Эл статьи 3 Закона Республики Марий Эл от 11 мая 2005 года №13-З «О регулировании отдельных жилищных отношений в Республике Марий Эл».

Конституционный суд Республики Марий Эл в составе Председателя З.В.Эргубаева, судей А.В.Бабина, С.В.Масловой, с участием гражданина Ю.А.Кудряшова, обратившегося в Конституционный суд Республики Марий Эл с ходатайством о разъяснении Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл от 26 марта 2010 года, принятом по результатам рассмотрения его жалобы, руководствуясь статьей 79 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл», рассмотрел в открытом судебном заседании вопрос о разъяснении Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл от 26 марта 2010 года по делу о проверке конституционности положений статьи 3 Закона Республики Марий Эл №13-З «О регулировании отдельных жилищных отношений в Республике Марий Эл» от 11 мая 2005 года.

Заслушав объяснения гражданина Ю.А. Кудряшова, выступления приглашенных в судебное заседание представителя Президента Республики Марий Эл Е.П. Бурдо, представителя Министерства социальной защиты населения и труда Республики Марий Эл С.Е. Швалевой, представителя Администрации городского округа «Город Йошкар-Ола» А.М. Гусева, Конституционный суд Республики Марий Эл, установил:

1. В Постановлении от 26 марта 2010 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Республики Марий Эл «О регулировании отдельных жилищных отношений в Республике Марий Эл» в связи с жалобой гражданина  Ю.А.Кудряшова Конституционный суд Республики Марий Эл признал не противоречащими Конституции Республики Марий Эл примененные в деле заявителя нормативные положения статьи 3 оспоренного Закона в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования не препятствуют в реализации конституционных прав инвалидов, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, включенного в соответствующий Перечень, устанавливаемый Правительством Российской Федерации, и не исключают обязанности органов местного самоуправления принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма из государственного жилищного фонда, и что конституционно-правовой смысл указанных положений Закона Республики Марий Эл «О регулировании отдельных жилищных отношений в Республике Марий Эл» является общеобязательным и исключает любое  иное их истолкование в правоприменительной практике (пункт 2 резолютивной части).

2. Гражданин  Ю.А.Кудряшов обратился в Конституционный суд Республики Марий Эл с ходатайством о разъяснении Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл от 26 марта 2010 года в связи с отказом Администрации городского округа «Город Йошкар-Ола» принять его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма из государственного жилищного фонда. По мнению Ю.А.Кудряшова, у правоприменителей в связи с возникшей неясностью в понимании конституционно-правового смысла выявленных судом положений оспоренного им Закона остаются основания для отказа в постановке его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма из государственного жилищного фонда. Отказ в постановке Ю.А.Кудряшова на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении мотивирован отсутствием соответствующего закона о наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями по учету граждан, нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом из государственного жилищного фонда. По мнению Администрации городского округа, полномочия по ведению учета осуществляются органом местного самоуправления лишь в отношении малоимущих граждан, нуждающихся в предоставлении жилых помещений из всех видов жилищных фондов.

3. В силу верховенства и прямого действия Конституции Республики Марий Эл в системе действующего республиканского правового регулирования в правоприменительной практике должно обеспечиваться конституционное толкование подлежащих применению правовых норм. Кроме того, правовое регулирование, осуществляемое Республикой Марий Эл как субъектом в составе Российской Федерации, должно соответствовать действующему федеральному законодательству, а правоприменитель обязан руководствоваться соответствующими правовыми предписаниями, принятыми на федеральном уровне.

Оценивая в процессе конституционного судопроизводства как буквальный смысл нормы, так и смысл, придаваемый ей официальным и иным толкованием (в том числе толкованием в конкретном деле или в сложившейся правоприменительной практике), и учитывая ее место в системе правовых актов (часть вторая статьи 70 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл»), Конституционный суд Республики Марий Эл признает оспоренную норму конституционной (соответствующей Конституции Республики Марий Эл) или неконституционной (не соответствующей Конституции Республики Марий Эл) и тем самым выявляет ее конституционный или неконституционный смысл, что находит отражение в формулировке резолютивной части решения (пункт 10 части первой статьи 71 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл»).

Решение Конституционного суда Республики Марий Эл, которым подтверждается конституционность нормы именно в данном им истолковании и тем самым исключается любое иное, т.е. неконституционное, ее истолкование, а следовательно, и применение в неконституционной интерпретации, имеет в этой части такие же последствия, как и признание нормы не соответствующей Конституции Республики Марий Эл.

По смыслу статьи 95 (часть 6) Конституции Республики Марий Эл, статьи 6, частей второй и третьей статьи 75 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл» норма, признанная не противоречащей Конституции Республики Марий Эл в конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным судом Республики Марий Эл, сохраняет юридическую силу и действует (а значит, и подлежит применению) именно в пределах ее конституционно-правовой интерпретации. Иное понимание последствий конституционно-правового истолкования нормы означало бы возможность ее применения в противоречие Конституции Республики Марий Эл и не соответствовало бы правовой природе и юридической силе решений Конституционного суда Республики Марий Эл.

Поскольку требования о строгом соблюдении Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Марий Эл, законов Российской Федерации и Республики Марий Эл,  закрепленные ее статьей 7 (часть 3), обращены ко всем органам публичной власти и их должностным лицам, Конституционный суд Республики Марий Эл, к исключительной компетенции которого относится признание нормативных актов неконституционными, утрачивающими силу и, следовательно, недействующими и не подлежащими применению (статья 95 Конституции Республики Марий Эл), не может быть лишен возможности устанавливать конституционный режим применения нормы, которая сама по себе признана им не противоречащей Конституции Республики Марий Эл, с тем, чтобы исключить неконституционное истолкование этой нормы в правоприменении.

4. Как указал Конституционный суд Республики Марий Эл в Постановлении от 26 марта 2010 года, в соответствии с правовыми предписаниями Жилищного кодекса Российской Федерации, в том числе регулирующего вопросы предоставления жилых помещений по договорам социального найма, орган местного самоуправления при наличии оснований принимает решение о постановке на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма не только из муниципального жилищного фонда, но и государственного жилищного фонда.

Реализация прав граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на постановку на учет в силу правовых предписаний статьи 40 Конституции Республики Марий Эл не может быть связана с отсутствием специального закона о наделении органа местного самоуправления соответствующими полномочиями. Обязанность по осуществлению данных функций вытекает из прямых предписаний Жилищного кодекса Российской Федерации.

Принятие на учет граждан является первым и необходимым условием последующего предоставления им по договорам социального найма жилых помещений в государственном или муниципальном жилом фонде. Указанные действия осуществляются органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан, поданных ими в орган местного самоуправления по месту своего жительства. При этом органы местного самоуправления, обязанные осуществлять учет всех категорий граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, предоставляют жилые помещения из муниципального жилищного фонда лишь малоимущим гражданам, признанным по установленным Жилищным кодексом Российской Федерации основаниям нуждающимися в жилых помещениях по договору социального найма. Иное противоречило бы правовой природе установленных действующих правовым регулированием жилищных фондов и конституционных принципов самостоятельности органов местного самоуправления.

Одновременно Конституционный суд Республики Марий Эл в своем Постановлении указал, что статья 3 Закона Республики Марий Эл «О регулировании отдельных жилищных отношений в Республики Марий Эл» не содержит в своих правовых предписаниях норм, противоречащих положениям Жилищного кодекса Российской Федерации. Подтверждение статуса малоимущего является условием признания нуждаемости в жилом помещении, предоставляемом лишь из муниципального жилищного фонда, что находится в полном соответствии с требованиями федерального законодательства.

Настоящее Определение, содержащее официальное разъяснение Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл от 26 марта 2010 года предназначено устранить обнаружившуюся неопределенность в понимании правоприменителем предписаний его резолютивной части, в том числе относительно установленной федеральным законодательством обязанности органов местного самоуправления принятия на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма из государственного жилищного фонда, с тем чтобы обеспечить реализацию данного Постановления в его аутентичном смысле и исключить любое иное расходящееся с ним истолкование и применение.

В силу статьи 95 (части 4 и 6) Конституции Республики Марий Эл, части второй статьи 70, части второй статьи 75 и статьи 79 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл» в их взаимосвязи настоящее Определение является неотъемлемой частью Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл от 26 марта 2010 года и имеет такую же юридическую силу. С момента провозглашения настоящего Определения Постановление Конституционного суда Республики Марий Эл от 26 марта 2010 года подлежит применению в нормативном единстве с настоящим Определением и с учетом содержащегося в нем дополнительного истолкования разъясняемых предписаний.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 79 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл»», Конституционный суд Республики Марий Эл определил:

1. Разъяснить, что в соответствии с пунктом 1 резолютивной части Постановления Конституционного суда Республики Марий Эл  от 26 марта 2010 года учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, осуществляется органом местного самоуправления в соответствии с требованиями федерального жилищного законодательства в отношении всех категорий граждан, признанных по установленным в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации и (или) федеральным законом или законом Республики Марий Эл основаниям нуждающимися в жилых помещениях.

2. Настоящее Определение окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

3. Согласно статье 74 Закона Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл» настоящее Определение подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Марий Эл.

Конституционный суд Республики Марий Эл.

Комментарии запрещены.